Грауэрман

Грауэрман

Вот новость новая, и нет её новей:
родился Человек — и завертелось.
Шепнул себе «скорей себе налей»
Грауэрман, пробравшись в оголтелость.
Случилось лучшее: создался Человек,
и чтобы извести́ Нас, нужно время,
а там, глядишь, в пространстве на ночлег
Он остановится и выпростает семя
из-под тоски и времени беды,
и свежий Человек в снегах за морем,
перелетев облавы и посты,
вдруг прорастёт, и Мы опять спроворим
ещё краюху жизни, и века
закружатся не прахом, но юлою,
хотя ещё вчера гробовщика
вели, как молодого, к аналою,
подумал о цене Грауэрман
и выпил, а потом опять, и Маме
ощупал грудь: «Нет, Мама, не обман,
он будет сыт — с такими закромами».
«“Пусть не штыки вонзятся ваших дам”. —
Он вспомнил, что забыл о телеграмме. —
Нескладная, но правая». И Сам
ему почудился с рукой на стойком сраме.

birth_1920

Иллюстрация edna vita sobol / Saatchi Art.
Иллюстрация на заставке edna vita sobol / Saatchi Art.
2 Комментарии

И не кончается строка (распоследнее)