Орлянка, мигрень, эмансипе и катехизис (из Бёрнса)

Орлянка, мигрень, эмансипе и катехизис (из Бёрнса)

Дженни вымокла до нитки
Вечером во ржи.

Роберт Бёрнс,
Самуил Маршак

В зелёном осмотрительном, где липы
впадают в лог, а лог уходит в тень
сомнений: говорят, тут бродят типы,
которые орлянку на мигрень
обменивают запросто, ступила
и типы обступили: — Говорят, —
сказали хором, — до сих пор белила
выбеливают щёки? Шелкопряд
поныне осторожные наряды
зелёные, под цвет лица, прядёт?
Не кладбище с орлянкой, а шарады
предпочитают тяжести пустот
на сердце, в кошельке и за душою?..
И смело отвечала, и была
качаема и с пышностью большою
сподобилась не решки, но орла:
признались огорошенные типы:
— Вы первая орлянке за мигрень
пришли предаться. Мы дагерротипы —
овальные? квадратные? в шагрень
одетые? — произведём, конечно!
Не в цвете, ах, но в радужном ч/б.
— И девственность. За девственность, но нежно, —
спросила, — можно? Я эмансипе.
— В зелёном осмотрительном? — Едва ли…
Так катехизис пал, что от зубов
отскакивал. Вопрос: вас целовали?
Ответ: ещё бы; в поле, средь хлебов.

Иллюстрация indrekraag / 500px.
Иллюстрация на заставке Jonathan Miller / 500px.

И не кончается строка (распоследнее)