На стуле

На стуле

Обезьяна изнашивается, на стуле сидя;
на стуле ёрзая, тянется к скотству —
стул обрекает; и про юродство
на стуле и думать стыдно; так в виде
закрадывается непоправимость стула,
необратимость судьбы: на стуле
не убежать от себя, сутуля
спину и обозначив скулы:
или сидишь и пишешь: «виновен»,
или сидишь и твердишь доносы,
или сидишь и молчишь, и косы
жена срезает, ибо кротовин
нету óбок и час неровен:
выскользнуть, изменивши внешность,
ибо придут, ибо прилежность
сидящих на стуле достойна брёвен
с письмами из тайги любимой,
с ума сошедшей хотя б для виду;
на стуле давишь не столько гниду,
сколько себя, отдышавшись «Примой»;
других не чешешь, застряв на стуле,
уже не чешешь, а им так надо;
и в космос клянчишь заслать измлада,
и речи учишься, чтоб приткнули
где посытнее, чтоб ляпнуть: «семя…
из… изверженье», из прошлой слово,
до стула, жизни, и образцово
похлопать спину и щёки всеми,
и наконец разглядеть холодильник,
пусть с несъедобным, зато рационом
на месяц лёту, и вместе с фреоном
подъесть втихую за подзатыльник.

Иллюстрация Algis Kemezys / Saatchi Art.

И не кончается строка (распоследнее)