Украдкой

Украдкой

Наблюдающий зá такой поздней чегó до сих пор никогда
Жизнь животных людей, наблюдающих за, содержательна, но
…………………………………………………………………………………………..
Я смотрел за собой этой поздней весны: у него бледнота
февралей, и заклеено накрест окно, а в него — пречуднó —
светит месяц немецкий с полудня, однако ж сказал: «корабли!»
И полез по карманам — а нету, и в двéри не скрёбся — ногой,
чтобы, пальцы в щепоть уложив, багроветь: «на мели».
Дескать, спичек бы малость, «всего коробóк». И деньской
день пускать корабли, ибо позднее время апрель, а пора, —
это мало, «ещё чего — день», и пускал, только б первым прийти,
целых два. И хрипел, когда суп доставался: «Чтó было вчера!
Повстречался с собакой, такой же, как я, но годов двадцати:
оказаться хотела на солнце, подальше от вод, но разлив
не давал. Перенёс — вот и слёг. До чего же харчо
хорошо и бальзам!» Сам собакой назвался, взвалив
этот труд на себя. И уснул. Лба коснулся его: горячо!

И не кончается строка (распоследнее)