Саня Пушкин

Саня Пушкин

Памяти Абрама Терца

Два нагана у Сани за поясом —
Саня чует, что просто так не.
¹Милость к падшим аукнется поедом:
загрызут на этапе, шпане,
дав дыхнуть анаши, нежным шёпотом
напоют: Пушкин лишь на словах
к швали добр, — и закончится грохотом:
урка с финкою рухнет, впотьмах
убедительно в сердце подстреленный;
Пушкин: «Я не хотел, но он нож
засадил уж, таращьтесь: с расщелиной
грудь моя». Падший: «Выстрел — хорош».
Саня: «Нет, не хорош, целил мимо я».
Сволочь: «Мне же всего тридцать семь…»
²А Свобода, игрушка любимая,
столько раз вырывалась — да темь
помогала не воле, а проискам,
в спину выстрелам, злости погонь:
отстреляться не дó смерти в отческом
доме хлипок наганный огонь.

Иллюстрация Andrey Philippov.

И не кончается строка (распоследнее)