Воронеж-8

Воронеж-8

Бел «Воронеж-8» и этюден:
мы лежим втроём, друг дружке спины
грея ртами; с краю я, о ртути
как о прокуроре котловины
с холодом пронзительным и ясным
думаю — но есть ещё желанье:
на рассвете ртуть, пускай не часто,
тянется; так холодность баранья
позволяет радоваться смерти.
Нас свалило в центре Энцелада;
нам сказали: столько раз отмерьте,
чтоб в микрорайон запанибрата
забредали выпить и смягчиться
и шахтёр с колец сатурнианских,
и деви́ца с котелком из «Фрица»,
не упоминая о нюансах:
аде стужи, дрожи с очагами
под «Восьмым Воронежем», но иже
есть теперь пространство, что шагами
вымерено, выверено, слышу
вас всё хуже, что ты там буффонишь?!
Вбиты колья, застолбили кратер!
Все дороги, как ножи, в «Воронеж»
тычут! Всё, приём. Наброска автор,
я уже кусок первопроходца,
ибо холодрыга сзади — песня:
землекоп да поостережётся
раскроить затылок: лом — а треснет.

Иллюстрация Jeremy Geddes.

И не кончается строка (распоследнее)