728 x 90

8 февраля

8 февраля

Четверо на пустыре в голос пятому:
— Пятый, здесь четверо, тут хорошо;
пятый, спускайся давай без «ужо» —
Саша проснулся и верен фатуму:
.
кофе напьётся — и сядет виниться,
сядет прощаться, сядет прощать.
Пятый, здесь четверо, тут благодать,
и уродится така-а-ая пшеница, —
только без Саши уже, чёртов пятый;
четверо нас, мы — никчёмный рубеж,
мы его ясные сумерки, меж
коих есть проблески перед утратой:
может быть, руку сломать — это много,
а вот стрелковую — в самый раз,
пятый, хороший, и рёбра, а глаз
лишь приложи, пусть потом светлооко
.
смотрит глазастым до глупой старости.
Пятый! Мы четверо за перелом
всех его рук, его ног — он столбом
взвился уже погибать в глупой ярости.

Иллюстрация Klaus Leidorf / Flickr.
1050-190_210

И не кончается строка (распоследнее)