728 x 90

Афгнстн

Афгнстн
Он цеплялся, цеплялся и всё же вцепился в полёт:
разбегалась машина, машина уже задирала
нос увесистый в небо, — а тут подскочил забивала
и на взлёте повис на машине, и льнёт к ней,
и льнёт.

Ей бы ноги поджать осмотрительно, бережно, так,
чтобы он не сорвался, а если слетит — не над крышей,
не над закаменелой, а мягкой, покатистой рыжей
ввечеру травяной дальней далью, где всякий
юнак

с вышины, словно с сонной постели, слетает, и мать
успевает принять его нá руки. Только машина,
на ветру покачнувшись, его отторгать, отрясать
невзначай принимается. Тут, как ни льни,
не с аршина

и не нá руки — сыплешься, сыплешься. Можно ли встать
с жёсткой крыши Кабула, упав не во сне, не с кровати —
и пойти? Но куда, если вся изуверская рать,
от которой взлетал, уже здесь при заплечном
параде?

Иллюстрация humanist.france.
1250-665_01.05

И не кончается строка (распоследнее)