Три стихотворения о необыкновенной любви

Три стихотворения о необыкновенной любви

Ворона и пугало
Как-то ворона и пугало страстно влюбились.
Сердце страшилы, перчатка, растерянно билось:
«Это влюблённость, клянусь, — ну не умора ль!»
Птица, присев на жердине — запястье её ухажёра,
молвила: «Я так люблю, неужели откажешь?
Я сумасшедшая, знаю. Но ты-то что скажешь?»

«Что тут сказать, — шелестела солома страшилы, —
даже пальто, что кому-то когда-то служило,
хочет тебя, несмотря на то что трухляво.
Я от тебя без ума — от ботинок до шляпы!»
«Как это мило! — вскричала в экстазе ворона. —
Есть у меня на примете одна дубовая крона,
Лучше для жизни семейной не знаю я места!
Ты мой жених, но твоя ль, отвечай, я невеста?»

Чучело крепко задумалось, даже вспотело:
«Птичка моя, кажется, ты обалдела.
Разве жених с хребтиной из сломанной швабры
может мечтать о невесте не чупакабре?
То, что мои костяные глазищи сияют,
Это ничто. Я из соломы. Она не летает…»

Птица вздохнула и клюнула пугало в сердце,
И унеслась — будто в раскрытую дверцу,
И возвращалась, и улетала круглые сутки.
«Что, — улыбалась, — любимый, считаешь минутки?»
Так продолжалось, пока не осталось соломы
в драном пальтишке и сердце, шальном от истомы…

Ночь опустилась над лугом. Сморилась дубрава.
Время Селены настало, тихой и ровной управы.
В небе седьмом измождённой в новом гнездовье
птице счастливо спалось, окрылённой любовью.
Вид этот солнце ночное вбирало вприглядку:
куча лохмотьев, пара ботинок, пустая перчатка.

carol_1920_1

Иллюстрация rudall30 & Shutterstock.

A Crow and A Scarecrow
A crow and a scarecrow fell in love
out in the fields.
The scarecrow’s heart was a stuffed leather glove
but his love was real.
The crow perched on the stick of a wrist
and opened her beak:
Scarecrow, I love you madly, deeply.
Speak.

Crow, rasped the Scarecrow, hear these words
from my straw throat.
I love you too
from my boot to my hat
by way of my old tweed coat.
Croak.
The crow crowed back,
Scarecrow, let me take you away
to live in a tall tree.
I’ll be a true crow wife to you
if you’ll marry me.

The Scarecrow considered.
Crow, tell me how
a groom with a broomstick spine
can take a bride.
I know you believe in the love
in these button eyes
but I’m straw inside
and straw can’t fly.

The crow pecked at his heart
with her beak
then flapped away,
and back and forth she flew to him
all day, all day,
until she pulled one last straw
from his tattered vest
and soared across the sun with it
to her new nest.

And there she slept, high in her tree,
winged, in a bed of love.
Night fell.
The slow moon rose
over a meadow,
a heap of clothes,
two boots,
an empty glove.

(Из книги The Oldest Girl in the World, изд. Faber and Faber, 2000 г., ISBN 0-571-20576-3.)

carol_1920_2

Иллюстрация rudall30 & Shutterstock.

Князь Огонь и княгиня Льдинка
Льдинка, княгиня, в самую стужу
Сердце вручила князю Огню:
О поцелуе — а после хоть в лужу! —
Мечтала по тысяче раз на дню.

В красных лосинах, в малиновом шарфе,
В розовых туфлях для царских балов,
В блузе оранжевой… Боже, как жарко!
И в рыжей шляпе! Лобзаю. Готов!

Мне б поцелуй — лишь один, но на славу:
Чтоб губы в огне, несмотря на мороз!
Мне б поцелуй — назло ледоставу,
И — будь что будет, лишь бы взасос!

Встав поутру, в стужеду́ш поспешила:
Тело пробрал ледяной холодок,
Бледная, как сталагмит, закружилась
Хрупкая грация — зимний цветок.

Тут же возник князь Огонь: на свидание
Пламя любви пригласило его.
Льдинка, княгиня, со всем своим тщанием
В миг отрешилась от мира всего.

Имя — Огонь! — кричала на выдохе,
Голос её поднимался пургой,
Зацеловала настолько, что вытопил:
Дождь пролился́, и пахнуло весной.

carol_1920_5

Иллюстрация Titima Ongkantong & Shutterstock.

The Duke Of Fire And The Duchess Of Ice
Passionate love for the Duke of Fire
the Duchess of Ice felt.
One kiss was her heart’s desire,
but with one kiss she would melt.

She dreamed of him in his red pantaloons,
in his orange satin blouse,
in his crimson cravat,
in his tangerine hat,
in his vermilion dancing shoes.

One kiss, one kiss,
lips of flame on frost,
one kiss, pure bliss,
and never count the cost.

She woke. She went to the bathroom.
She took a freezing shower-
her body as pale as a stalagmite,
winter’s frailest flower.

The the Duke of Fire stood there,
radiant, ablaze with love,
and the Duchess of Ice cared nothing
for anything in the world.

She spoke his name,
her voice was snow,
kissed him, kissed him again,
and in his warm, passionate arms
turned to water, tears, rain.

(Из книги From Meeting Midnight, изд. Faber and Faber, 1999 г., ISBN 0571201202.)

carol_1920_6

Иллюстрация Titima Ongkantong & Shutterstock.

Девочка и дерево
Липу с девчушкой вскружило:
Влюбились друг в друга — ой!
— Чем же я заслужила?
— Свежей зелёной листвой!

Нá липу кроха залезла,
Руки от страха дрожат.
— Чем, говоришь, я прелестна?
— Платьем вишнёвым, как сад!

Крона вздохнула ветром,
Липа пошла на закат.
— Парус приладила к веткам?
— Да, капитан, я ж фрегат!

Город сгорал от накала:
— Снова поищем в бору!
Только луна это знала:
Вишенка спит на ветру.

carol_1920_3

Иллюстрация Beatriz Gascon J & Shutterstock.

Girl And Tree
A girl fell in love with a tree
and a tree with a girl.
Holding the tree in her arms, the girl said
Tree, I love you best in the world.
Why, said the tree, do you love me so?
Because of the green of your leaves, said the girl.

The girl climbed up into the tree
and sat on a branch, dangling her legs.
Girl, girl, I love you best, believe me please,
whispered the tree.
Why, said the girl, do you love best me?
Because of your cherry-red dress, said the tree.

Then the wind blew and the tree’s green sails
breathed and gasped and filled with air
and the wood of the tree creaked like a ship
and the girl was Captain there.

Only the moon, agog with light,
saw the girl and the tree that night
when the whole town, in full pursuit,
came with dogs and searched the woods
where a smiling girl in a cherry-red dress
slept in the arms of a tree, like fruit.

(Из книги From Meeting Midnight, изд. Faber and Faber, 1999 г., ISBN 0571201202.)

carol_1920_4

Иллюстрация Beatriz Gascon J & Shutterstock.

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

Кэрол Энн Даффи (Carol Ann Duffy)!.. Почему она здесь, вы поймёте не из нашей короткой справки (см. раздел «Авторы») и не из этих источников (1 и 2), а — хочется верить — после заучивания наизусть :-) трёх вышеприведённых детских вещиц о «необыкновенных любовях», как мы обозвали это в заголовке: ворона влюбилась в пугало (хитрющая зараза, но ведь и влюбилась, а не просто так чего-то вымогает), лёд вдруг заболел огнём (результат очевиден, да? Нет! Результат всё-таки иной, он есть любовь, а не то, что вы подумали), ну а девочка, мелкая безалаберная бестия, поставившая на уши весь город, отдала своё сердце… дереву!

carol_2012

Кэрол Энн Даффи на Даремском книжном фестивале 2012 года. Иллюстрация New Writing North.

Все они хороши. Все доставили удовольствие — хотя бы потому, что ткань их позволяет толмачить во множестве вариаций и подходов, не теряя обаяния оригинала. Надеюсь, вы заметили, что переводчик отринул шаблоны :-); три разных (но столь стилистически близких) текста вынудили его не повторяться; и, о чудо, в последнем случае, в «Девочке и дереве», он, подстёгиваемый материалом, совершил невероятное: русский стишок оказался в два с лишним раза короче английского :-).

И, да, Кэрол Энн в основном «взрослый» поэт, но сколь же хороша она, когда вспоминает о детях… В общем, чего и вам желаю: впитывайте и улыбайтесь.

Игорь Исупов.

Иллюстрация на заставке Polarpx & Shutterstock.
5 Комментарии

И не кончается строка (распоследнее)