Враль

Враль

О как я обожаю врать, гуляя!
Каким быть должен лучший День Вранья?
Привычно измышляя, усредняю:
Ненастным, нервным, чтоб у туч края
Мутнели серо-голубым, лиловым,
Чтоб ни тепла, ни холода — а так…
Заранее ликуя от улова,
Я выхожу, прищуренный простак.

Пусть первой будет барышня из школы;
Смущать таких — как будто гол вогнать.
На Теннисон-шоссе я уже в роли:
Футболя банку, принялся болтать.
Плету безбожно, а она в восторге:
Клубничный рот раскрыт, но честно нем;
Огни в очёчках, будто бы конфорки, —
Побольше умных слов и ловких тем!
У Кольриджа, на площади, простились:
На всех парах — не гонятся ль? — домой
Спешит, в восторге, словно очутилась
На море жгучем гадкою зимой.

liar_1920_1

Иллюстрация Lapina & Shutterstock.

Вторыми будут… люди с остановки:
Толпа скучнейших стонущих хромых.
Для этих вру с особенной сноровкой:
Уверенно, а в голосе — надрыв.
Автобус номер восемь портит шоу,
Одиннадцатый тоже помешал…
Печально пялюсь на Лонгфелло-роуд:
Я вновь один, но хоть поверещал.

Домой? — Туда бреду под вечер,
Осматривая жизненный процесс:
В одном окне, допустим, миссис Тэтчер
Десертом лечит застарелый стресс,
В другом — малютка, предположим, Джонни
Тасует мультики, нервируя ТВ…
Короче говоря, разностороння
Жизнь у святых и всяческих т. п.

Уже темно, я, наконец, на Вóрдсворт,
Стучусь в родную дверь, и, пока жду,
Над головой взмывает косморóбот,
Высвечивая нашу скукоту.
Луна от зависти кривит улыбку,
Меня впускают, сразу же допрос:
«Где и с кем был?», а на засыпку:
«О чём ты только думаешь?!» Разнос,
Головомойка, нахлобучка, баня
Когда-нибудь закончатся, а я
Подумываю, сидя на диване:
Приврать — святое дело в День Вранья!

liar_1920_2

Иллюстрация Lapina & Shutterstock.

Lies
I like to go out for the day and tell lies.
The day should be overcast with a kind of purple,
electric edge to the clouds;
and not too hot or cold,
but cool. I turn up the collar of my coat
and narrow my eyes.

I meet someone –
a girl from school perhaps –
I like them shy.
Then I start to lie
as we walk along Tennyson Drive kicking a can.
She listens hard,
her split strawberry mouth moist and mute;
my weasel words
sparking the little lights in her spectacles.
At the corner of Coleridge Place
I watch her run,
thrilled, fast, chasing her breath,
home to her mum.

Bus stops I like,
with long, bored, footsore, moaning queues.
I lie to them
in my shrill, confident voice,
till the number 8 or 11 takes them away
and I stand and stare at the bend in Longfellow Road,
alone in the day.

At the end of the darkening afternoon
I head for home,
watching the lights come on in truthful rooms,
where mothers come and go
with plates of cakes,
and TV sets shuffle the bright cartoons.
Then I knock on the door of 21 Wordsworth Way,
and while I wait
I watch a spaceship zoom away overhead
and see the faint half-smile of the distant moon.
They let me in.
And who they want to know, do I think I am?
Exactly where have I been? With whom? And why?
The thing with me –
I like to come home after a long day out
and lie.

(Из книги New and Collected Poems for Children, изд. Faber and Faber, 2009 г., ISBN 9-780-571-21969-8.)

Перевод Игоря Исупова.

liar_1920_3

Иллюстрация file404 & Shutterstock.
Иллюстрация на заставке Lapina & Shutterstock.
11 Комментарии

И не кончается строка (распоследнее)